Andrei Khanov

BLOCKCHEIN ART AND DIGITALITY

16:14, September 21, 2018

26

Part one. Blockchein art. Cryptopsychodelic discourse. The first strategy of the blockade of art is a free artistic re-designation of this technology itself. The economic life of cats without a human. Stone as the master of the projectoid. Cotokoin. "FUCK" for fluidity and virtual augmentation. Blockchein pop art. The blockade itself is art. Blokchein this is conceptualizmy and illustrator (kitsch). Two-faced Janus. Block-Cheyn - a new system of deductions (accruals, calculations). And the thinking of man - in the same place as the numbers. Narrativity and banal visual metaphors of false concepts. THE MAIN THING!!! Blokchein practically detaches an object from its concept and existence.

Part two is digitalism. The artist's studio - under the ceiling clogged with computers. What can we do to such strange people with eroring thinking that are not able to determine their discourse unequivocally? The work of art is an object for talking about art, nothing more. In museums are not stored artifacts of art, but artifacts of conversations about it. Reform of Confucius. The text is lost. Ill, the flu. I do not remember where the text is. The thought of man is in the cage of words. We are free when we paint the freedom.

Андрей Ханов

БЛОКЧЕЙН АРТ И ДИГИТАЛЬНОСТЬ

16:14, 21 сентября 2018

26

Часть Первая. Блокчейн арт

Читаю книгу "Художники Re: мышление Блокчейн". 170 страниц — крепкий орешек. Разгрызем!

Ниже буду сразу записывать отдельные мысли по поводу прочтенного. Которые, потом, когда их накопиться больше — можно будет обсудить.

Все определения новым феноменам (переписи словарей) делают «британские ученые», как правило — «Охфорд юнивесити», в крайнем случае американский «Принстон юнивесити», но могут писать и PhD университетов второго эшелона, в принципе — это может сделать любой PhD.

Эта книга — марта 2017 года — издательство Ливерпульского университета — сборник статей о феномене «Блокчейн арт» под редакцией Гут Галлоу, Мар Гаррет, Натан Джонс и Сэм Скиннера.

Но преимущество — за Оксфордом. Это центр «Высокого постмодернизма», хотя термин «постмодернизм» никто не использует. Но это оно и есть.

Если PhD написал такую книгу о новом художественном течении — как о интересном ему феномене — да еще и указал имена художников — сослался на них, то, тем самым, он верифицировал и само явление и его авторов.

Для того, чтобы - вот так отметиться - "попасть в историю" - необходимо новое движение, новые авторы и новый PhD-летописец. Желательно из Оксфорда.

Если художественная практика не описана в подобной книге — или приписана к чем-то уже заявленному, но сами авторы никак не упоминаются в книге — они не верифицированы на должном уровне. Что не лишает их авторского права, но не доказывает значимость их творчества.

В плане перспектив «арт-бизнеса» конечно лучше работать только с теми авторами, кто описан в этой книге или (в крайнем случае) — с теми, кого эти верифицированные художники сами называют своими коллегами — пусть о них и не написано в книге.

Приз значимости — для любого художественного движения — собственная книга от PhD. Новое переписывание словаря арт-терминов.

Книга PhD — о феномене — поминальная речь на похоронах это феномена. Когда актуальность феномена таким образом умерщвлена — у этого феномена появился «смысл» — то есть им можно торговать. Увы…

Это никак не связано с новым крипто-мышлением — обычные стандартные правила, чисто «университетский дискурс» — пирамида верификации. Не важно, что говорят, важно чтобы это говорил PhD из Оксфорда. Другим — не поверят. Главное, что хочу сказать — эта книга о блокчейн-арте написана не на принципах самого блокчейн-арта. Взгляд из университета. Хотя есть и литературные вкрапления.

Пригласить именно этих, указанных в книге авторов к сотрудничеству — это ход. Но мечтать следует о новой книге.

Вопрос открыт — окфорд PhD пока еще не отметился — будет еще другая книга. С более точным определением. Необходимо найти это PhD. Их не так много…

Делать вменяемый текст пресс-релиза и официально приглашать всех PhD, каких только удастся найти, даже если они не приедут — все равно — до них дойдет информация и обязательно делать каталог-буклет-журнальная статья-проспект. Что-то реальное из библиотеки. Это первичная верификация.

Обнаружил идею про тематический фильм — тоже хороший ход верификации, но к фильму нужна работающая концепция, которую затем уточнят (перепишут по своему) PhD — когда этот феномен дозреет.

По сути нужен коллективный артист стейтмент

а) что я рисую?

б) что это для меня значит?

в) чего я хочу этим добиться?

г) почему избранная технология оптимальна?

Конституционное собрание движения — и по его итогам — профи-текст. Я понимаю, что масштаб мероприятия совсем не такой, но попытаться можно.

Думаю организаторам — все равно, какой будет текст, они рекламируются этим проектом, и если удастся написать правильный текст — никто не будет против. Важно заявить «обсуждение», даже если никто толком ничего не скажет. Сейчас никто ничего не скажет — скажут потом.

Цитата: «Для достижения своей цели — мы должны привлечь разных людей, способных к созданию самой игры, а не увеличивать число людей, которые просто пришли в нее играть!» (стр. 19)

Плантоид Инженера Гарина

Интересные мысли про блокчейн «плантоид» — который сам копит денег на само-воспрозводство — стр. 29 — воспроизводит сам себя — позже вникну в это подробнее…

Нашел мысль о неодушевленных собственниках плантоидов - любопытно - стр. 36.

Далее самая обычная проаоведь о биткоине — не лучший вариант — встречал четче и понятнее — стр. 44.

Далее идет речь о некотором современном аналоге дискурса богословского университета — обсуждается образ «священнослужителя биткоина», точнее — некоторый новый «дискурс программера», но, не думаю, что он отличим от "дискурса психоделического гуру", у которого (как мы знаем из фильма «Нарко») — есть обратная сторона — дискурс наркобарона, видимо и у блокчейна тоже есть подобная темная сторона, иначе зачем обсуждать манифест о добрых намерениях?

Ввести новый "дискурс программера" — сложно — все ячейки дискурса уже заняты. Потребуется пересмотр теории дискурса. И зачем? Все–таки — это «новая форма психоделии» — так как речь о воодушлениии видениями иного компьютерного мира будущего — что вызывает желание увидеть эти видения самому — чисто «новая психоделия» — стр. 48. Это я бы смог объяснить.



Дискурсы блокчейна и виртуальности между 3241 и 2314. На 4 и 10 часов.

Криптопсиходелический гуру, криптопсиходелический дискурс, Тимоти Лири 2.0

Немного истории: основные претензии в Москве к моим дигитал-опытам в живописи, в 2015-2018 гг — были обвинениями в психоделической проповеди — "навязчивые картины, созданные под серьезными наркотиками" — хотя, это было на трезвую — психоделическая юность осталась в СССР, в 1980-х. В 1990-х уже ничего не было. Но именно этот «дух свободы 1980-х» здесь и не нравится — нет такой культуры — как целевой аудитории, потому мое творчестве (вероятно) и вызывало здесь ответную неконтролируемую агрессию — поломать, уничтожить.

Вот — нашел в этой книге слова поддержки!!!

Это — нормально!!!

Ну и слава Богу!

Блокчейн-утопия для кошек ???? Круто!!! Экономическая жизнь кошек без человека. Котокоин.

Необходимо сделать такой проект для спасения бездомных животных, людей и вообще — планеты — стр. 53 — тот самый плантоид, пусть его хозяином будет камень с нарисованным на нем глазом — я такой видел в парке.

Жесткий стеб на социальными и арт-институциями — подлинный (верифицированный блокчейном) хозяин музея — местный бездомный кот. Это вставит публику!!!

Итак: 1111) есть первая художественная стратегия блокчейн арта — вольное художественное переобозначение самой этой технологии — арт, как конкретизация блокчейн-технологии, авторский проект ее необычного (пусть даже и абсурдного) применения.

"Фуак" виртальности и виртуальной дополненности

Чем блокчейн не является?

Стр. 67 — размышления о различиях виртуально дополненной реальности и блокчейн — виртуальная реальность запирает пользователя в чувственности, контролируемой машиной, но блокчейн наоборот — открыта всему миру!!! Это приговор виртуальности.

Виртуальность — как новый «дискурс наркобарона (машины)», когда символ удовольствия выдается за жажду познания пользователя — новая наркота — виртуальный героин.

На темную сторону приводит непонимание, что темная сторона существует.

Слава Богу, блокчен против этого!!!

Цитата со стр. 69 — здесь началась теория неопрагматизма «Подталкивание кодификации художников к конкретному означающим» (2016 г.) по отношению к структурам и системам искусства.

19) Страница 79 — от древнего мифа о происхождении мира и человека к современному мифу от том же самом от Сатоши Мокамото — как старый миф основан на картине мира человека — так и новый миф основан на блокчейн-картине мира — бесструктурной.

Существует возможность нового блокчейн поп-арта. Вместо портрета Мао методом шелкографии — портреты Сатоши, методом фотошопа.

Очень насыщенный текст, обычно у меня таких усилий - вникать в текст - расходуется на несколько книг докторов философии - главное найти ключевой абзац, с концепцией, остальное - вода, но здесь - прочел только треть книги - а таких ключевых абзацев - уже десяток - вывод - это очень сыро для докторов философии, будет новая книга.

Стр. 75 — «конкурирующие нарративы окружающих блочную цепь». Это снова размышления — в духе Высокого университетского постмодернизма — о феномене блокчейн техгологии — однозначно — новый росток искусства, обрастающий смыслами, автор делает вывод —

сам блокчейн и есть искусство,

с своей постмодернистской точки зрения 1970-1980-х.

«Блокчейн — как макрос истории» — еще одно вполне постмодернисткое утверждение.

Блокчейн — это новое современное состояние постмодернизма — согласен, я уже говорил об этом — блокчейн это практические применение высоких концепций 1980-х — их реализация, нашлась наконец технологическая платформа.

Собственно это вторая художественная стратегия — свобода нарративам вокруг блокчейна — рассказы о блокчейне без начала и конца — потому что их слушают — некоторая разновидность концептуализма (концепт-арта) — только вместо мухи — биткоин, Анна Егоровна, это ваш биткоин? Нет это биткоин Петра Алексеевича…

Итак, нашлись две концепции блокчейн-арта — концептуализм 2.0. как постмодернистские нарративы по поводу самой технологии и переинтерпетация самой технологии — что тоже классический постмодернизм

Арт-доносительство - стр. 83 - жесткач конечно, но вариант нарратива...

Книга имеет прообраз — по крайней мере мне она напоминает новый блок-чейн вариант дискордии принципии —http://suslevich.com/material/principia_discordia.pdf

Микробы

«Все микробы бегут по кругу, все люди бегут по кругу над бездной вымышленных авторитетов, не понимая, что светятся они сами» (Джулиус Эвола) — не из книги про блокчейн, но о том, что все это уже было…

Блокчейн - новая система отчисления (начисления, исчисления). А мышление человека - там же где и числа.

Пример — блокчейн принципы (как схемы) и реальные предметы как части этой схемы-картины. Бублик вместо компьютерного разъема.

Стр. 91 — снова высокая философия постмодернизма, которая — о том, что истина возникает в иерахической структуре, а блокчейн такой иерархии не имеет, потому, он это никакая не истина — но постмодернисткий нарратив (разговор) — и не с целью выявления общности позиций — истины — но в надежде договориться — новая мудрость как надежда людям договориться не зависимо от иерархии интституций и государств.

Стр. 94 — что физика и литература — одно и тоже (1980-е опять постмодернизм) — вообще, книга напоминает библию постмодернизма для современных детей 2010 года рождения с картинками — сплошь прописные нарративы — которым более 30-40 лет.

33333) претендент на третью стратегию блочейн-арт — «нарративность — нарративность — нарративность» — но вместо правды геев и лесбиянок 1980-1990-х, умирающих от спида — здесь предельная искренность общества отчуждения — «темного города»-"матрицы (это названия двух разных фильмов об одном и том же).

Зе горрилас

4444) четвертый претендент на стратегию арт-блокчейна — банальные визуальные метафоры новой связи между людьми — как книжные иллюстрации такой концепции. Клипарты, логотипы.

Важно отметить — в этой книге нет никакого искусствоведения — нет теории эстетики — типа постпрагматической эстетики Ричарда Шустермана (он то как раз доктор философии из Оксфорда) — вообще изложение книги про арт-боекчейнсильно хромает, напоминает сельскую ксерокопию с чего-то гораздо более серьезного. Мне напоминает.

Критика неподкупности технологии — стр. 114 — легко заявлять это, но везде люди… Все равно найдут способ пилить…

То есть, для самого искусства — эта новая концепция не представляет ничего особенного и не дает ничего нового.

Искусство — это уже криптомышление — разве, что смысл в том, чтобы

считать блокчейн — новым жанром искусства.

Это критика постмодернистов, которые все считают разными жанрами искусства — книгу писали «прожженные» университетские постмодернисты.



Двуликий Янус

В постмодернизме есть концепция "новой герменевтики" — как разговора с целью достичь соглашения всем людям, независимо от убеждений, только потому, что они- люди и солидарны друг с другом.

Задача новой герменевтики — принести счастье всем людям, так что критика новой крипто-истины — это вполне нормально, другого ни один философ просто не скажет… Истина — миф.

Блокчейн — это одновременно и реаплизация на практике Высоких философских концепций постмодернизма и одновременно попытка подсунуть миру человека новую фальшивую истину. Блокчейн — двуликий Янус.

Важен баланс между этими крайностями

Плсле такой жесткой критики — то есть, после вступления — сама эта фальшивая истина об альтернативе государственным иституциям и арт-ярмаркам.

Далее - пишут о блокчейн-технологии как о тирании усреднения.

Такое уже было с модерном и модернизмом — как протестом против усреднения метафоры живрписи до «нарисованного театра».

Книга — крайне эклектична — кто о чем… единой концепции нет.

Как, например — в эстетике самого постмодернизма — читаю черновик описания феномена, книга о блокчейн-арте (вероятно) еще не написана.

Стр. 120 — мифы об эфириуме

Стр. 129 — блокчейн как Отдел ЗАГС — это вариант переобозначения технологии — как утопия для кошек, поторяются.

Эфириум как новая партия? Тоже самое.

Стр. 133 — Фукот и Делез — чисто европейский постмодернизм 1970-х

Стр. 134 — репутвционная экономика — опять масло масленное — про утопию для кошек без человека — было интереснее.

Выводят манифесты блокчейн из постмодернизма - логично.

Стр. 138 — польза технологии для аукционов и музейного учета — борьба с подделками — это вполне понятно.

Стр. 142- про арт рынок.

Стр. 143 — перспективы регистрации авторских прав

Стр. 146 — искусство — как финансовый инструмент? Интересно. А подробнее? Вспоминается история о продаже слова «фак» за 30 млн долл.

Стр. 147 — проблема подмены эстетической ценности картины — нотариально заверенным актом о ее ценности?

Цифровое искусство - наследник концептуального - также нет материального носителя - это про дигимодернизм сменивший постмодернизм в 2006.

Стр. 148 — опять о новом способе обрастания произведения искусства смыслами — благодаря новой технологии — какие то новые возможности для этого могут быть… Но не конкретно.

Стр. 154 — перспектива монетизации культуры…

Стр. 158 «Такой экзистенциальный или квантовый подход» — любопытное высказывание…

Блокчейн — никакое не новое концептуальное искусство, а скорее отражение современного состояния всего искусства в целом. Сказав да, скажи нет сам, а то за тебя это сделают другие…

Так говорят в книге.

Логично.

Опять теория постмодернизма.

ГЛАВНОЕ!!! Блокчейн практически отрывает объект от его понятия и существования.

«Гилер капут» — прочел книгу, но позже прочту ее еще раз, может что пропустил. 170 страниц за три часа — вроде не быстро, нас, когда был студентом учили читать 100 страниц в час, но текст очень сумбурный, эклектичный и местами противоречивый. Приходится реконструировать то, к чему он отсылает. Требует подготовки по эстетике постмоденизма.

Постскриптум.

Тимоти Лири — как-то раз — разбросал с самолета над рок-фестивалем миллионы доз ЛСД — с этого началась психоделия как феномен культуры. За запуска блокчейн-арта — необходим цифровой аналог этого перформанса — «цифрового счастья всем!».

Или, хотя бы — «денег всем, просто так»…

Или — просто декларация такого намерения. Что мы ищем способ сделать это. Это и будет криптодискурс, о котором здесь все так и мечтают.



ЧАСТЬ вторая — Дигитальность.



«Выйдешь из Бутырки** — позвони» (М.Сидлин)

** 1) Тюрьма 2) Станция метро (разг.)



Выше — пример того, как значение зависит от выбранного дискурса. Так и художественное произведение рождается голым, но странно привлекательным, и только затем, благодаря этой своей странности — обрастает смыслами. Как одеждами. Или не обрастает. В музеях не картины. Мода на них.

Смысл — производное от значения. Но, может быть и наоборот, например — в науке, философии и владении — сначала определяется значение, затем форма и только затем эта форма обрастает смыслом, как скелет мясом. Это — прагматизм конца 19-го века.

Но — это уже я так думаю — траектория мысли может быть вообще какой угодно,смысл-форма-значение — в любой очередности. И, ни один из вариантов не лучше и не хуже другого. Выбор из того или иного — изначально плохого варианта — вопрос пользы. Но не для себя лично, а вообще для всех.

Истина — ради истины — самообман. Вопрос в другом. Какую — из одинаково фальшивых (то есть — лишь воображаемых истиной) — истин мы свяжем со своим будущим? Вероятно ту, где все люди счастливы, а не только одна верхушка социальной пирамиды. Другие пожелают счастья своей сословная тусовке, друзьям, семье, самому себе или никому, но такой невысокий уровень солидарности ничего не меняет. Либо солидарность общечеловеческая (свобода, равенство, братство, достоинство, либеральные ценности), либо она ничего в матрице не меняет.

Прав тот — кто сможет переписать все существующие словари. Да так, чтобы появилось вот такое значение. И… если это — другие пленники мысли — вне мышц и желудка — признают воодушевляющим видением иного. Это неопрагматизм конца 20-го века.

Но вот наступил 2006 год...

Опять произошла попытка радикального переписывания словарей. Игра слов и ее побочный продукт — цинизм — забыты, текст мертв, последний был про Гарри Поттера.

Новый кумир — умные технологии, гаджеты. И их новый побочный запрограммированные полезными продукт — сгустки полной бессмысленности — биткоины. Они как плоды на дереве, предназначенные для птиц — криптовалюта, предназначенная для само-финансирования новых, само-избранных институций верификации. Вместо галерей и музеев — сарай где-нибудь в Ангарске и Вадодаре.

Чтобы получить оплату за статью — купи компьютер и загрузи его алгоритмами бессмысленных вычислений. Саму статью писать не надо. Разве что — сам захочешь ее верифицировать, на общих основаниях, за плату, как самостоятельное литературное творчество. На деньги, заработанные ангарским майнингом.

Мастерская художника - под потолок забитая компьютерами.

Хочешь верифицироваться — соверши полную бессмыслицу, выделись в ней ей и получи ее себе — как приз, в соревновании — или как как оплату за сам такой процесс обеспечения достоверности верификации. И тогда — оплати им желанную верификацию самого себя, в качестве человека и претендента на переписывание матрицы. По всем параметрам — это вполне себе «будущее».

Если только Платона не перечитывать и не пытаться начинать вообще все сначала. Что — ровно то же самое переписывание словарей. Интеллект — то, что постоянно переписывает само себя. Вот это — оно и есть.

Вчера

Вчера получил по вацапу сообщение от старого друга. Он прислал статью «Как художнику стать знаменитым?» или что-то вроде этого. Читать не стал. Но ответить другу что-то надо…

В замечательной книжке Джека Траута — "22 закона маркетинга", один из законов — «не верь рекламе». Почему? Реклама преследует определенную цель: найти потенциального потребителя и убедить его, что рекламируемый товар — есть товар его мечты. Реклама говорит на вашем собственном языке «Теперь Вы знаете о том, что Ваша мечта — существует».

Кто целевая аудитория совдеповской арт-ярмарки? Подчеркну — совдеповской, потому что не такой как везде в мире. Не конечный покупатель — точно, так как весь росийский арт-рынок около 7 млн долл. Мировой — около $70 млд. Таким образм, российский — только 1/10000.

За вычетом антиквариата и 100-а т.н. «голубых фишек», которые в мероприятии не участвуют — практически — О.

Целевая аудитория выставки — тот, кто покупает выставочный стенд, галерея. О чем она мечтает? О покупателях. И о повышении своего статуса до тех (к слову — назначенных) ста голубых фишек. Или о том, чтобы — наоборот — ничего не потерять.

Какие же статьи проплатит такая «ярмарка тщеславия» и о чем? О мифах высокого спроса и карьерного лифта художников. Что — в России — неправда, но мечта галерейщиков. Главное — вызвать интерес зрителей, заманить их на ярмарку, а купят они что-то или нет — саму ярмарку это не должно беспокоить.

Зачем такое читать? Но, проверяем, открываем статью, читаем. Так оно все и есть.

Надеюсь читатель понял, на этом примере, что существует некоторая «проблема России» — она не такая как все, спроса нет, свобода коммуникации сомнительна и казалось бы самые обычные мероприятия принимают очень необычную форму.

В чем же причина этого сбоя?

Мне нечего и некого рекламировать, причина моего интереса — познание ради познания и наверное — это у меня так проявляется самое обычное любопытство и потому начну подводить Вас к моему пониманию этой причины очень издалека.

Как хочу, так и начну. Мой текст, мои правила.

Вот два числа 1 и 2. По факту своего расположения рядом друг с другом они взаимодействуют. Образуют возможные комбинации. Это может быть 12, а может быть 21. И оба варианта имеют равные права быть, но человек обычно выбирает только один вариант: либо 12, либо 21. Почему?

Чем определяется этот наш выбор? Слабостью мышления? Случайностью? Пользой?

Возьмем теперь три числа 1, 2 и 3. Вариантов их взаимодействия шесть: 123, 132, 213, 231, 312, 321.

Возьмем четыре числа 1,2,3,4. Вариантов их взаимодействия 24:

Чтобы Вам легче было понять, обозначу:

1 — непреодолимое желание, которое движет человеком;

2 — символ этого желания;

3 — удовольствие от мышления, от акта речи;

4 — понимание причины этого своего удовольствия.

Пример 1234: 1 означает 2, 3 означает 4, 34 означает 12.

Факт желания чего-то выдается за его символ, а удовольствие — за понимание. При этом, причина удовольствия — результат понимания факта желания символа.

Кто-то увидит в этом схему своих мыслей, кто-то не увидит, таких вариантов — 24 и все они разные. И все они — равны, ни один не лучше другого.

Вот все возможные варианты:

________12__13__14__21__23__24__31__32__34__41__42__43

_1)_12______________________________________1____________2 (1-антигосподин)

_2)_13________________________3_____________________4 (3-художник)

_3)_14____________________5____________6 (5-повстанец)

_4)_21______________________________________7____________ 8 (8- господин)

_5)_23___________9_____________________________10 (9 — нарк)

_6)_24______11____________________12 (11-антипрофессор)

_7)_31________________________13____________________14 (14-антихудожник)

_8)_32___________15____________________________16 (16-гуру)

_9)_34__17__________18 (17-философ)

10)_41____________________19___________20 (20-антиповстанец)

11)_42______21____________________22 (22 — профессор)

12)_43__23__________24 (24-антифилософ)

Очевидна сложная симметрия шести групп и четырех вариантов:

1-2-7-8 / 17-18-23-24

3-4-13-14 / 11-12-21-22

5-6-19-20 / 9-10-15-16



Как это понять, быстро?

_1) Овен — Стрелец или Рыбы*

_2) Телец — Дева или Водолей**

_3) Близнецы — Лев или Скорпион***

_4) Рак — Стрелец или Рыбы*

_5) Лев — Близнецы или Козерог****

_6) Дева — Телец или Весы*****

_7) Весы — Дева или Водолей**



_8) Скорпион — Близнецы или Козерог****

_9) Стрелец — Овен или Рак******

10) Козерог — Лев или Скорпион***

11) Водолей — Телец или Весы*****

12) Рыбы — Овен или Рак******

Как же это использовать практически?

Мысль (если она закончена) — всегда принимает форму одного из этих 24-х вариантов. Какой именно? У всех людей по разному.

С 1970-го года такой порядок агентов мышления в системном психоанализе называется дискурсом. Невроз — нарушение дискурса. Психоаналитик видит всю карту человеческого мышления и помогает пациенту завершить свою мысль «своим» дискурсом.

Но это касается незавершенного дискурса, совсем другая проблема, когда человека «глючит» — когда его выбор между разными дискусами не может быть завершен. Например — он и художник и профессор — не понять, кто именно. Психоанализ Жака Лакана в таком случае просто не поможет.

Более тяжелый случай, когда спектр глюка мышления — шире, 3, 4 дискурса, максимально 24 варианта одновременно. Или даже больше, но это уже другая, более сложная модель. Здесь мы ее не рассматриваем.

Что же делать таким странным людям с глючащим мышлением, не способным определиться однозначно со свои дискурсом?

Просто жить, так как они это умеют. Строить новое — многомерное — общество, вместо прежнего — однозначного.

У такого редкого способа мышления — есть одно очень заметное преимущество — способность меняться, что очень важно в творчестве.

Представьте себе решето. Если крупинка Вашей мысли соответствуют определенной стандартной ячейке она пройдет через ценз, но если Ваша мысль две разных, связанных между собой крупинки, они так останутся вне стандарта, и будут отброшены к кучу нестандартных зерен.

Все тот же Жак Лакан, автор - изложенной выше - новой теории дискурса 1970-го года предложил вот такую модель развития человеческого общества:

Изначально допустимым считалось мышление — 1234, все остальное считалось маргинальным. И существовали, как шаманские практики.

На заре античности появилось мышление господина — 2143, мутация. Относительно такого нового стандарта — прежнее 1234 — было названо мышлением рабов своих желаний.

Затем появилось мышление, «раба наоборот» или софиста — 4321. А вслед за ним — в 4 веке до нашей эры — появилось разрешение на мышление господина наоборот — 3412, дискурс аналитика — например философа Сократа.

В 11-м веке появился новый тип мышление профессора богословии 4231, не важно что говорят, важен статус говорящего, позднее взято на вооружение феодалами. Антифеодаол — 1324 — это художник эпохи предшествующей Возрождению.

3142 — неправильный (академический, контепрорари) художник — ремесленник, сейчас — дизайнер.

В середине 18-го века дискурс университета получил новый толчок развития — неправильный атеистический неофеодализм — научное мышление или модерн 2413. Новым спарринг-партнером, новым художником 18 века назвали ремесленника 3142, но сам художник 1324 — ушел в оппозицию модерну. Модернизм — против модерна.

Конец 1960-е дали права новому дискурсу повстанца (речь Че Гевары ООН) — 1423. И его антиподу — коллаборанту (ЦРУ, Рейган) — 4132.

1970-е опять новый дискурс психоделического гуру (Тимоти Лири) — 3241 и его антипод-сокамерник нарк (Карлос Ледер) — 2314.

1980-е были годами освобождения химер: рабогосподин, наркогуру, студентопрофессор, ремеслохудожник, софистофилософ.

И приблизительно, на рубеже 20/21-го веков все дискурсы обрели равные права. Теоретически. Высокие концепции дикторов философии конца 20-го века, называемые нам сейчас «Высоким Постмодернизмом» — дали точные определения новому состоянию человеческого общества.

Россию это движение высвобождения всех типов дискурсов и выравнивания их прав — не затронуло. Феодально-научная структура общества модерна- 2413/3142 — так и не была деконструитрована.

Но, появились новые ниши для аутсайдерв-придворных. Некоторые отдельные элементы постмодернизма (как правило химеры 1980/90-х) — были заимствованы и встроены в вертикаль власти.

Так в чем же проблема местного арт-рынка?

Произведение искусство рождается «голым», не имеющим никакого смысла. Это памятник застывшим ощущениям подлинного бытия. И только странная его привлекательность, заставляет нас выбирать его из множества других претендентов и говорить о нем, обвалакивая все новыми и новыми слоями смыслов.

Произведение искусства - предмет для разговора об искусстве, не более того. В музеях хранятся вовсе не артефакты искусства, но артефакты разговоров о нем. И, благодаря революции Высокого Постмодернизма 1980-х - это больше не одно и тоже. В США.

Никто не может знать заранее, какое именно произведение соберет кассу смыслов. Нет и не может быть никакой истины о том, произведение это или нет. Все разговоры арт-критиков — исключительно о собственных проблемах реальности и духа. Поэтому — пусть цветут все цветы. Все претенденты имеют равные шансы. Современной формой такой толерантности и является арт-ярмарка.

Но, если в обществе, например в российском — постмодернистская революция еще не произошла и сохранилась устаревшая структура верификации экспертами, на совдеповскую ярмарку попадает лишь малая часть претендентов. То, что под контролем. Поэтому вероятность разворачивания в обществе разговоров об искусстве резко снижается. Объем местного арт-рынка говорит именно об этом. Та версия искусства, которую предлагают эксперты — обществу не интересна. Если экономика России 2 процента от мировой, то спрос — в условиях свободы выбора — должен был быть 1,4 млд. Реально — только пол-процента от этого средне-мирового уровня. В 20 раз ниже нормы потребления. Это и есть индекс несвободы общества.

Будем разбираться

Произведение искусства — продукт другого, недискурсивного (неоднозначного) мышления тех самых ментальных аутсайдеров, которых структурный психоанализ Жака Лакана излечить не способен. Тех, кто использует одновременно несколько типов дискурсов.

Если дискурс — можно представить — как нажатие на клавишу рояля одном пальцем, то недискурсивное мышление — аккорд. Только и всего.

Первое упоминание о таком комбинаторном мышлении мы находим у древнекитайских даосов.

Источником творчества является чувство (иного по отношению к дискурсивной обыденности) подлинного бытия человека, у которого три аспекта:

1) ритм дискурсов — видение ритма подлинного бытия в череде событий житейской обыденности;

2) смена дискурсов — постоянные перемены точки зрения на это подлинное бытие;

3) понимание того простого факта, что уже сами размышление о таких чувствах подлинно бытия — меняет твою судьбу.

Первое можно связать с перцептом, сгущением восприятие в ритмический узор реальности. Платон называл это страстью. Второе — с аффектом, сгустком переживаний, платоновой яростью. Третье — с концептом, рефлексией, с платоновским погружением в размышление о сущности собственного восприятия и переживания, то есть — с мудростью.

Если эти три чувства подлинного бытия — представить различными цветами: ритм красный, изменчивость представлений — зеленая и мудрость синяя, то спектр реальной мысли — соответствует всем возможным видимым цветам. Настолькро он широкий. Рассмотрим лишь некоторые сочетания:

1) Стихия «гром» = только красный. Созерцание.

2) Стихия «гора» — синий. Понимание.

3) Стихия «вода» = только зеленый. Метафора.

4) Стихия «небо». Есть все три цвета = белый. Символ.

5) Стихия "чаши для воды — красный+зеленый=желтый. Определение словом.

6) Стихия «земля» — нет ни одного цвета. Эврика.

7) Стихия «огонь» — красный+синий=фиолетовый. Интуиция.

8) Стихия «ветер» — "зеленый+синий=голубой. Чувства.

Даосы определяли конкретное состояние природы — сочетанием внутреннего чувства и его внешнего проявление — как пересечение этих двух таких шкал стихий. Как клетка на шахматной доске.

Внешнее проявление ритма — баланс цвета, переменчивости — равновесие форм, рефлексии — соответствие картины духу времени, ее актуальность.

Задача художника — найти свое собственное соотношение внутреннего и внешнего — свое Дао.

Психоанализ Жака Лакана исходит из тех-же самых посылок. Есть три сферы мышления: символическое - синее, реальное - зеленое и воображаемое - красное.

Синее-символическое, пересекаясь с зеленый-реальным = голубое — вызывает дисгармонию и три вида ответной реакции (ответная ненависть, подчинение-коллаборация и формирование невроза и воображение совершенно иного реального (воображаемого-синего), где дисгармонии просто не существует).

Синее-символическое с красным-воображаемым рождает фиолетовое-чувство (любовь).

Реальное-зеленое и воображаемое-красное = желтое — рождает невежество. Но когда вместо реального в процессе мышления участвует бессознательное — это рождает знание, то есть — определение словом (или — концепт).

Все три сферы мышления объединены в расщепленном желании — белом. И отсутствие каких-либо качеств — черный цвет. Полное соответствие восьми даосским стихиям.

Дискурс — есть направление траектории мысли в таких координатах:

От белого-желания к синему-символу и желтого-понимания к фиолетовому-наслаждению. И еще в 23-х вариантах. Все эти дискурсы — равнозначны. Все они одинаковая клетка для мысли. Творческая задача художника (или — поэта) — когда сказанное больше слов. Больше дискурсов.



Реформа Конфуция

Конфуций реформировал модель мышления даосов.

1,2,3) Сохранив первые три принципа (гром у него стал деревом, вода так и осталась водой, гора стала металлом, вместо идеи соответствия внутреннего и внешнего предложил два новых элемента-стихии. Они как два края пропасти непонимания между людьми.

4) Чисто человеческое желание поделиться с другими своем духовном открытием. В Высоком Постмодернизме 1980-х это качество называется «ирония», и это вовсе не сраказм и цинизм, но способность менять сложившиеся представления. Переписывать словари, быть источником самого себе. Сама реформа Конфуция и есть пример такой творческой иронии.

5) Также чисто человеческое нежелание ничего слушать, когда тебе о своих духовных открытиях говорят другие. Консерватизм, традиция, обычай. В Высоком Постмодернизме 1980-х — это качество нашего мышления называется «общечеловеческая солидарность». И задача мыслителя найти гармонию своей творческой иронии с такой солидарностью.

Целью мыслителя (как и художника, как впрочем и любого человека) — по Конфуцию — является поиск гармонии между четырьмя из пяти такими крайностями мышления. Платон также говорит о пяти крайностях мышления (имя объекта, его определение словом, изображение, понимание изображения и сам объект или истина) и о том, что сочетать возможно только четыре из пяти.
This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website